Просмотров: 0

Вопреки украинизации, ибо в Донбасс планировали завезти 5 тысяч патриотов

Есть в украинской истории
человек, который стоит как бы особняком от всех других. Сто лет назад имя ее
гремело на всех всю крышу. Фамилия с уважением называлось в главных президиумах и
на митингах. Его идеи натворили немало бед на нашей земле, но одновременно был
он той личностью, которая в двадцатые годы прошлого века едва ли не больше
сделал для украинизации не только нашей земли, но и отдельных окраин российской
империи, чем больше дразнил и Ленина, и Сталина. Если бы его фигура
фигурально изображать из позитивов и негативов, то это, в моем представлении, вышел бы
черно-белый лодка на берегу высохшей реки…

    <p class="MsoNormal" style="text-align:justify">

Я имею в виду, дамы и господа, Николая Алексеевича
Скрипника – первого главу украинского правительства (с марта по май) 1918 года. Хотя
разбор его полетов нужно, конечно же, начинать с идеи создания
Коммунистической партии Украины. Он действительно был убежденным большевиком, потому
прошел настоящий бойцовский гарт в Петрограде, непосредственно при организации
и осуществлении октябрьского переворота, входя в состав главного
военно-революционного комитета, при формировании первичной управленческой
ленинской гвардии. Он считал, что коммунистическое учение святое и без него совсем
не возможно осчастливить народ. Но в отличие от всех, Скрипник буквально не
сразу отметил, что Украина должна быть отдельным независимым государством и в ней
должна функционировать своя – самостоятельная украинская
коммунистическая партия. А с русским она должна общаться через Коминтерн.

То есть, не колониально управляться способом
волюнтаристских и бандитских указаний (писем, тезисов) Ленина, а потом и Сталина
– столько-то хохлов расстрелять, бросить в концентрационные лагеря.
Ограбить всех крестьян: зерновые запасы отдать Петрограду и Москве. А жить
самостоятельно с мудрым центром в Киеве. Его сразу зачислили в
национал-коммунистов, которые, известно, выступают против управления сателлитами с
стороны господствующих метрополий.

Вы
можете представить себе, кем он тут же стал для кремлевских вождей, когда этот свой
замысел обнародовал на Первом (июль 1918 года) съезде коммунистов Украины. Не
странно, что его срочно отзывают из Украины. Но для Скрипника
перевоспитание, как мертвому кадило. Он при царизме арештовувався 17 раз! Семь
раз спроваджувався в ссылку, откуда каждый раз успешно сбегал. Осуждался
в общем на 34 года тюремного заключения. Поэтому и в этот раз господин Николай, сослан
на работу под непосредственную опеку самого Дзержинского до ЧеКа, вскоре успешно
убедил всех в том, что его место в Украине, где творится судьба его родного
народа.

Это
именно Николай Скрипник стал первым борцом против великодержавного шовинизма, в
том числе и на партийной почве. Он считал, что самостоятельная Украина это
логический результат пролетарской революции и не сходил с этой платформы. Будучи
главой правительства, он подписывает декларацию от 7 марта 1918 года, где четко и
конкретно указывается, что украинская
советская республика охватывает территорию «в границах III и IV универсалов, то есть и те
части Украины, которые составляют Донскую, Донецкую, Крымскую и Одесскую советские
республики
».
Другими словами, в территориальном споре между Центральной
Радой и правительством правительство Керенского Скрипника стал по стороне Центральной Рады;
важно также то, что это правительство в своей декларации ссылается на III и IV
универсалы Центральной Рады, как на закон, считая себя историческим наследником
последней.

                    <b>
                            <i>Истинный украинец, борец за рідномовність в нашиз краях Николай Скрипник</i>

19-20
апреля 1918 года Николай Скрипник делает настоящую диверсию против московских
коммунистов. Он в Таганроге, тогда украинском городе, проводит партийную
конференцию КП(б)У на которой организует голосование делегатов против вхождения
украинской партийной организации в состав РКП(б). Его фантастическую идею
поддерживает 35 единомышленников, против – 21. В резолюции того форума сказано: «Создать
самостоятельную коммунистическую партию, которая имеет свой центральный комитет и свои
партийные съезды и связана с Российской коммунистической партией через международную
комиссию (III Интернационал)».

Этот
вариант был виколисаний убежденностью
Скрипника в целесообразности существования Украины как суверенного государственного образования,
а с другой — его надеждами на скорую победу мировой пролетарской
революции, после которой и отношения между всеми нациями, народами, государствами имели бы
базироваться на качественно новых принципах, способствуя образованию всемирной братской
социалистической федерации.

Конечно,
что эту идею очень быстро, еще в пеленках задушили верные ленинцы, великодержавные
шовинисты, поставив на Скрипнику жирное клеймо украинского националиста.

Именно
той поры начинает реализовываться идея создания СССР. И здесь украинец Скрипник
отстаивает концепцию, что СССР должен быть союзом государств, а не союзное государство.

Именно
жизни в начале двадцатых годов прошлого века выносит Николая Алексеевича
опять на самый высокий политический гребень, когда его назначают наркомом просвещения.
Перед ним протянулась на все необъятные стороны попрана, осквернена метрополией
вон русифицированная Украина в широчайших за все времена границах. Другой на его месте
спокойно жевал свой министерский каравай с заливной рыбой, запивая
водочкой, как делали все. Но только не Скрипник. Он вынашивает идею активной
украинизации территории тогдашней УССР. Но обратите внимание, каким уникальным способом?
Нарком образования предлагает с Галичины
пересилить пять тысяч (!) тамошних учителей-украинцев, патриотов, прежде всего Донбасса и других
нагло, вульгарно русифицированных местностей
. Его наркомат готовит
проект постановления правительства, разжевывая все детали операции. Документ ложится на
высокие столы. Но не забывайте, что над
всем этим республиканским охвістям есть всесильная Москва. Ее все и всех
контролирующие органы. Проект постановления украинского правительства с визами наркома
Скрипника тихонько выбрасывают в помойку. Украинцу грубо и пренебрежительно советуют не торопиться
поперед батьки в пекло. По предложенным украинским наркомом просвещения принципу
Сталин благословляет другое массовое переселение – тысяч и тысяч семей крестьян с
российской глубинки на Донбасс и в районы Восточной, Южной Украины. Это было масштабное увлечение украинской
территории, последствия которого мы пожинаем и сегодня…

                    <img src="https://a.radikal.ru/a15/1802/c5/4c1c90e902d1.jpg" />

    </p>
    <p class="MsoNormal" style="text-align:justify;text-indent:35.4pt">

                    <b>
                            <i>И действительно же, вон сколько "привалило" в одно мгновение: как хорошо, что всех этих хохлов-кулаков познищували, будем теперь здесь жить-поживать и горя не знать. Спасибо Сталину за это!</i>

Разочарован
Скрипник тем, что его идею извратили, перевернули буквально наизнанку, когда
вместо 5 тысяч интеллигентов десантируют в украинских селах, в дома «розкоркулених»
крепких хозяйственников безграмотных и
различных «перекати поле», воров и воришек, однако, не соскакивает с украинской темы. Он со своим
ведомством начинает вычислять то, а сколько украинцев живет, собственно, по
пределами самой Украины в Советском Союзе. Оказывается: на Кубани – два миллиона
273 тысячи, в Сибири – 1 миллион 200 тысяч. В целом по СССР – семь миллионов!

Вот его слова, произнесенные с трибуны
двенадцатого съезда РКП(б) в апреле 1923
г. (согласно стенографического отчета с форума), читаем: «Посмотрим,
как же обслуживаются эти 7 миллионов населения, представляющие собой в некоторых
местах на 40-50%, а в некоторых на 70% беднейшее крестьянство. Как обслуживает эту
население теперь советская власть и наша партия? Мы имеем на эти 7 миллионов
населения во всей РСФСР вместе с другими автономными республиками, входящими в
состав РСФСР, как вот Кирреспубліка и Татреспубліка, всего 500 школ с
украинским языком преподавания языке и только 2 техникумы типа средних школ, следовательно,
существование этих школ стоит сейчас под знаком вопроса. К этому времени уже
закрылись 300 школ, а оба техникумы есть сейчас под знаком вопроса и
ближайшего времени будут принадлежать к тем, что их надо сократить. Я не предполагаю,
чтобы такой процент школ удовлетворял культурно-образовательные потребности этого
украинского населения и чтобы его можно было считать достаточным. Очевидно,
здесь наша практика не сходится с нашей теорией. Здесь нужно, чтобы наши тезисы в этой
деле превращались в жизнь в должной мере».

Понимаете,
что на самом деле происходило: нелякливий, а если точнее сказать, – смелый и
отважный украинский нарком просвещения начал «чихвости» всех за то, что в
российской глубинке нет «обслуживания украинцев по партийной линии». Он
заявил, что это безобразие, когда из опрошенных территорий только в Саратовской и
Самарской областях с украинцами
кое-где

ведется
там работа их родном языке.

Читаем
выступление дальше: «…последняя мобилизация взяла к армии 60.000 украинских крестьян,
что ушли в Россию. На каком же языке они получают образование? Осуществляется же среди них
культурно-просветительная работа на украинском языке? Нет, не производится. Армия и до сих пор
остается орудием русификации украинского населения и всего «инородного»
населения…»

Николай Скрипник аргументированно и, что
называется, с фактами в руках отстаивал публично на самом высоком уровне идеи официального
присоединение так называемых Курщины (туда входили Курская область и Подонья, что
на самом деле является частью нашей Восточной Слобожанщины), а также – Воронежчина,
территории в 52 тысячи квадратных километров, которая ныне считается субъектом РФ –
Воронежской областью, где жило сотни тысяч этнических украинцев, в состав
Украины. Понятно, что все это были весьма чувствительные темы, и они вызвали
негативную реакцию тех, кто находился на высоких постах в Кремле.

Иными словами, Николай Скрыпник предлагал
строить коммунизм украинского параметру, с прислугой нашим родным языком. Кроме
того, расширять пределы Украины за счет сокращения территории Московии. В
тоталитарных режимах всегда велось так: по какому принципу живет и развивается главная
партийная элита, за тем методом строится и государство. Думаю, что Н. Скрипник именно
поэтому так усиленно педалировал процесс распространения украинского языка в структурах
компартии, что, по его убеждению, это имело бы, наверное, повлиять и на результаты в
других сферах государственного строительства. Но можно к одному плуг впрячь иллюзорную
коммунистическую идею и конкретизированную национальное сознание? Вряд ли…

Не смотря на это, встречаясь с 1930 года
трудовой интеллигенцией в Донбассе, Николай Алексеевич говорил: «… Еще в начале революции было фактом, что
большинство рабочего класса на Украине, в частности в Донбассе, была российская или
руссифицированный. Языковой разрыв между робітництвом и крестьянством — это был исторический
факт. За 10 лет, начав так с 1920-21 годов, дело изменилась, и теперь
украинцы составляют среди рабочих — 51,50, следовательно, составляют уже абсолютное
большинство рабочего класса. Среди индустриального пролетариата сейчас говорит
на украинском языке — 44%, то есть относительное большинство. Произошли большие процессы.
Чтобы показать глубину этих процессов, я приведу данные всесоюзного статистического
переписи населения с 1926 года. По данным переписи украинцы составляли 85% людности
Украины, а остальные 15% приходились на различные национальные меньшинства: евреев, русских,
немцев и других».

Когда в Москве поняли, что усатому-бородатому Скрипнику дали
уже больше свободы, чем следовало бы, поскольку он вскоре потребует, чтобы Сталин
к Кагановичу обращался на украинском, то харьковского (столица тогда находилась в
этом городе) националиста-коммуниста очень быстро привели «в порядок». Присланный
в Украину Иосифом Джугашвили на пост первого секретаря республиканского ЦК
Павел Постышев особо и не скривав, что прибыл выкорчевать с корнями
авторитет здесь просветителя-україномовця Скрипника, намертво заглушить процесс
украинизации края, который, кстати, продолжается и по ныне… Устроили ему несколько
таких показательных головомийок, что Николай Алексеевич на этот раз не выдержал – сам
наставил себе револьвер к сердцу и выстрелил. Произошло это 7 июля 1933 года.

Казалось бы, можно было Николая Скрипника
вписать в пантеон бессмертных украинцев, которые отдали свою жизнь за наш народ,
за наш язык и культур. Но, извините, здесь его явно грехи не пускают. Многолетний
нарком образования Скрыпник был активным среди первых, кто не заслуженно травил,
довел до трагической смерти знаменитого украинского писателя Николая
Волнового (застрелился 13 мая 1933 года). К сожалению, причастен он и к травле бывшего своего собрата по
борьбе за украинизацию, коллеги – экс-наркома образования Александра
Шумского.

Старался, старался, но спарився, как на кипятке…

(Via)

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.