Просмотров: 16

Скорбь по расписанию

Чего Украине не
хватает более всего, так это последовательности. Маркером многих чиновничьих
решений является даже не отсутствие честности и неподкупности, а прямо-таки
вопиющая алогичость. В марте этого года президент Порошенко издает указ под
названием «О мероприятиях в связи с 80-тот годовщиной Большого террора –
массовых политических репрессий 1937-1938 годов».

    <p class="MsoNormal" style="text-indent:35.4pt">

С мероприятиями, как всегда, вышло так себе. Официоза не было. Возможно,
из-за того, что в мае Порошенко уже освистали в Быковне, а, возможно, – по
какой-либо иной причине. Что касается украинских СМИ, то ответили на Большой
террор большим игнором. И это при том, что вокруг переименования проспекта
Ватутина в проспект Шухевича копей сломано немало.

Как же так? Сталинский террор 1938-го в
2018-м уже никому не интересен, а клинч Шухевича и Ватутина интересен, еще и
как? Скажу сразу вещь, возможно, непопулярную: в вопросе переименования я
полагаюсь больше на здравый смысл, который подсказывает следующее.

В условиях, когда социум крайне раздражен низкой доходностью и
неудовлетворительным качеством жизни, подхлестывание патриотизма вызывает
только лишнее раздражение. А потом, избавляясь от коммунистических меток на
теле города, не лучше ли избрать для эго улиц некие абстрактные названия? Без
замены одних идолов другими? Но речь, в общем-то, даже не о том.

Речь о том, как в конфликте вокруг Шухевича-Ватутина
повела себя городская власть и знаменитая украинская Фемида.

Итак, 1 июня 2017 года Киевсовет проголосовал за переименование проспекта
имени генерала Ватутина, присвоив улице имя главного командира УПА Шухевича.
Соответствующее решение поддержали 69 депутатов. Это была вторая, на этот раз –
успешная – попытка такого переименования. Ведь в декабре прошлого года
голосование по этому поводу ошибочно.

Однако уже 12 июня стало известно, что
судья Окружного админсуда Киева Руслан Арсирий своим постановлением
приостановил решение о переименовании проспекта. Почему? Потому что в суд с
соответствующим иском обратились общественные организации «Антифашистская
правозащитная лига» и «Еврейская правозащитная группа».

На следующий день, 13 июня, мэр Виталий
Кличко заявил, что Киевсовет готов отстаивать в суде свое решение о
переименовании проспекта. Но пока вердикт суда остается в силе, Киевсовету
запрещено подписывать и публиковать решение от 1 июня о переименовании
проспекта Ватутина на проспект Шухевича.

5 июля Окружной админсуд Киева приступил к рассмотрению данного дела по
существу. Примерно в этот самый момент судья Арсирий вспомнил, что еще не
отдыхал в этом году. Он отказал истцам – двум общественным организациям – в
отводе самого себя и ушел в отпуск. Судебное разбирательство, таким образом,
было перенесено на август, но дата возможного следующего заседания объявлена
??не была.

Тем временем ни алейшей готовности
отстаивать свое решение Киевсовет не продемонстрировал. А ведь можно было,
например, подать встречный иск. Однако вернемся к персоне судьи, ведь Руслан
Арсирий – личность по-своему примечательная. Судейскую карьеру он начал в
В 2001-м – назначением на должность судьи Хозяйственного суда Донецкой области.

В 2007 году Руслана Арсирия назначают
бессрочно на должность судьи Окружного административного суда города Киева. Известным
его имя становится после расследования журналистов «Слидство.инфо», которые выявили
незаурядную любовь Арсирия к путешествиям, в частности, в такие экзотические
страны, как Куба, Гаити, Мексика, Ямайка и прочие

Что же касается трудовых побед судьи, то
Арсирий отличился, рассматривая дело люстрированных прокуроров, судей и
уволенных в процессе аттестации полицейских. Интересно, что все решения (более
25 постановленным) судья Арсирий принял именно в пользу «люстрированных». Например,
он признал незаконным увольнение полицейского, который не набрал даже минимально
необходимые баллы на тестировании.

Кроме того, коллегия судей именно при
эго участии восстановила скандально известного заместителя руководителя
следственного управления Департамента МВД Григория Мамку. Все это (и многое
другое) не помешало, тем не менее, Арсирию быть избранным коллегами в Совет
судей — высший орган судейского самоуправления. Но речь, опять-таки, не только
и не столько об этом.

Итак, что мы имеем в деле о
переименовании проспекта Ватутина в проспект Шухевича? Имеем Киевсовет, который
принимали решения, но не борется за них. Имеем взволнованную «общественность»,
явно жаждущую реванша. Имеем судью, которому глубоко наплевать и на Шухевича с
Ватутиным, и на Киевсовет с общественностью. Имеем отсутствующую люстрацию,
которая не очистила судейские ряды от случайных или даже вредоносных элементов.

И все это – безотносительно к
историческим персонам, чьи имена периодически исчезают и – соответственно –
появляются на карте города.

И еще один момент. Хотелось бы задать
вопрос – разумеется, риторический – как поживает давно анонсированный и, судя
по всему, запланированный суд над Компартией? Вероятно, так, как и мероприятия
по случаю Большого террора. То есть никак.

Хотя еще в 2014 году министр юстиции
Петренко обещал «действовать публично и в рамках процедуры… Мы обратились в
СБУ, чтобы там провели определенные расследования и представили доказательства,
свидетельствующие о наличии в действиях КПУ признаков тех или иных нарушений.
Тогда Минюст подаст иск в суд. Моя официальная позиция, чтобы суд был
максимально публичным», – говорил он.

Минюст и вправду пос в суд на
Компартию, и даже добился ее запрета. Однако процесса по образцу Нюрнбергского,
на котором были бы еще раз акцентированы и осуждены все преступления
коммунистического режима, украинцы так и не увидели. Хотя общественный запрос
на подобный процесс был и в начале 1990-х, и в 2014-м. Именно тогда Турчинов
(на тот момент в.а. президента) и выражал надежду, что КПУ ждет свой Нюрнберг.

Но все это было три года назад. А в
текущем году, уходя на каникулы, депутаты не поддержали запрос депутата Юрия
Шухевича к президенту Порошенко относительно отмены засекреченных актов об
установлении пенсионных привилегий для бывших советских нардепов, первых
секретарей обкомов Компартии и членов их семей. В документе было требование остановить
эти выплаты, которые – внимание! – продолжаются и по сей день.

…Вот так и течет наша жизнь – с
преференциями для секретарей обкомов запрещенной Компартии и с трауром по
жертвам репрессий. Как уже было сказано в начале, нас погубит даже не
коррупция. Нас погубит это танго со спутанными ногами, когда шаг вперед
превращается в падение на паркет. Половинчатость всех начинаний даже хуже, чем
их отсутствие, ведь оно, по крайней мере, не ведет к тотальному разочарованию
во всех и вся.

(Via)

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.