Просмотров: 22

Проблемные вопросы применения ч. 2 ст. 172-6 Куоап

В последнее время довольно актуальным становится вопрос практики применения норм об административных правонарушений, связанных с коррупцией, что происходит в связи с ужесточением политики государства в сфере предотвращения и противодействия коррупции.

    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">22.05.2017 года судебная палата по уголовным делам Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел направил председателям апелляционных судов письмо, в котором осветила позиции применением норм действующего законодательства Украины относительно привлечения к административной ответственности за отдельные правонарушения, связанные с коррупцией. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Одна, к сожалению, в указанном письме ВССУ фактически совсем не освещены позиции относительно практики применения ч. 2 ст. 172-6 Куоап, несмотря на то, что указанная норма является не менее актуальной в практике применения. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Согласно ч. 2 ст. 172-6 Куоап, ответственность по этой статье наступает за несообщение или не своевременное сообщение об открытии счета в учреждении банка-нерезидента или о существенных изменениях в имущественном состоянии. Сама по себе ч. 2 ст. 172-6 Куоап не устанавливает: сроков обращения соответствующим субъектом; орган в который необходимо обратиться; формы соответствующего обращения; определение «существенных изменений в имущественном состоянии» соответствующего субъекта. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Для объективности необходимо отметить то, что согласно примечания к этой статье, определен субъект с отсылкой к ст. 45 Закона Украины «О предотвращении коррупции» и на то, что ответственность по этой статье за представление заведомо недостоверных сведений в декларации лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, в отношении имущества или другого объекта декларирования, что имеет стоимость, наступает в случае, если такие сведения отличаются от достоверных сумм от 100 до 250 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц. Однако и примечание не отсылает нас к любому закону и не придает определению и понимания приведенных выше вопросов. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">В приведенном разъяснении ВССУ, как и в судебной практике сложилась позиция, что для наступления ответственности, в том числе по ч. 2 ст. 172-6 Куоап необходимо применять Закон Украины «О предотвращении коррупции». </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Так, например, в постановлении Апелляционного суда города Киева, от 17.02.20017 года дело № 33/796/390/2016 суд отмечает, что согласно ч.2 <a href="http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/an_507/ed_2017_01_05/pravo1/T14_1700.html?pravo=1#507" target="_blank" title="Про запобігання корупції; нормативно-правовий акт № 1700-VII від 14.10.2014">ст. 52 Закона Украины «О предотвращении коррупции» </a> в редакции <a href="http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/ed_2016_03_15/pravo1/T161022.html?pravo=1" target="_blank" title="Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо особливостей подання службовими особами декларацій про майно, доходи, витрати і зобов'язання фінансового характеру у 2016 році; нормативно-правовий акт № 1022-VIII від 15.03.2016">закона № 1022-VIII </a> от 15.03.2016/ установлено, что в случае существенного изменения в имущественном состоянии субъекта декларирования, а именно получения им дохода, приобретение имущества на сумму, которая превышает 50 минимальных заработных плат, установленных на 1 января соответствующего года, указанный субъект в десятидневный срок с момента получения дохода или приобретения имущества обязан письменно уведомить об этом Национальное агентство. Указанная информация вносится в Единый государственный реестр деклараций лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, и обнародуется на официальном веб-сайте Национального агентства. Порядок информирования Национального агентства об открытии валютного счета в учреждении банка-нерезидента, а также о существенных изменениях в имущественном состоянии определяются Национальным агентством. </p>
    <p style="text-align: justify">Так, решением Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции от июня 2016 года №3 утверждена Форма уведомления о существенных изменениях в имущественном состоянии субъекта декларирования, которая зарегистрирована в Министерстве юстиции Украины 15 июля 2016 года за №961/29091, согласно которой под существенным изменением в имущественном состоянии субъекта декларирования понимается получение им единовременного дохода или приобретения имущества на сумму, которая превышает 50 минимальных заработных плат, установленных на 01 января года, в котором подается уведомление. Если стоимость имущества превышает 50 минимальных заработных плат, но была оплачена частями, то сообщение о существенных изменениях в имущественном состоянии подается после перехода права собственности на такое имущество. Доход, который был начислен, но не уплачен (не получен), не сообщается. Сообщение о существенных изменениях в имущественном состоянии субъекта декларирования подается им лично путем заполнения соответствующей электронной формы на веб-сайте Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции через собственный персональный электронный кабинет субъекта декларирования в системе Единый государственный реестр деклараций лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления. Информация, включенная в сообщение о существенных изменениях в имущественном состоянии субъекта декларирования, должна быть также отражена в декларации лица, уполномоченного на выполнение функций государства или местного самоуправления, которую такой субъект декларирования подает согласно Закона Украины «О предотвращении коррупции ». </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Причем, ни ВССУ, ни Апелляционный суд города Киева в (приведенном выше примере) не указал, в связи с чем они сделали вывод о необходимости применения норм Закона Украины «О предотвращении коррупции». </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Можно ли считать, что в указанных случаях суды применили блакетну норму и что является бланкетной нормой? В теории права определено: При бланкетному способу конкр. ссылки нет, но окр. элементы формулируются в спец, правилах, что видно из текста Бы. н. (напр., норма, устанавливающая ответственность за нарушение протипожєж. правил). А. Й. Миллер. </p>
    <p style="text-align: justify">Для ответа на этот вопрос предлагаю проанализировать Решения Конституционного Суда Украины в деле по конституционному представлению 46 народных депутатов Украины относительно официального толкования положений статьи 58 Конституции Украины, статей 6, 81 Уголовного кодекса Украины (дело о обратные действие уголовного закона во времени от 19 апреля 2000 года по делу № 1-3/2000. </p>
    <p style="text-align: justify">В указанном Решении Конституционный Суд Украины отметил: «Бланкетная диспозиция уголовно-правовой нормы лишь называет или описывает преступление, а для полного определения его признаков <b>отсылает к другим отраслям права</b>. Основная особенность бланкетної диспозиции заключается в том, что такая орма имеет общий и конкретизированный смысл. Общий смысл бланкетної <b>диспозиции передается словесно-документальной форме соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Украины и включает положения других </b></p>

            <b style="font-weight: bold">нормативно-правовых актов в том вид</b>

и, в котором они сформулированы непосредственно в тексте статьи. Именно с общим содержанием бланкетної диспозиции связано определение уголовным законом деяния как преступления определенного вида и установление за него уголовной ответственности». Далее Коституційний суд отмечает: «Конституция Украины установила, что деяния, являющиеся преступлениями, и ответственность за них определяются исключительно законами Украины (пункт 22 части первой статьи 92), а не подзаконными актами.

Уголовный закон, который определяет деяние как преступление, может содержать ссылки на положения других нормативно-правовых актов.

    <p style="text-align: justify">

Если эти положения в следующем изменяются, общий смысл уголовного закона, в данном случае — диспозиция его норм, изменений не претерпит. Обратное означало бы возможность изменения уголовного закона подзаконными актами, в частности постановлениями Верховной Рады Украины, указами Президента Украины и актами Кабинета Министров Украины, что противоречило бы требованиям пункта 22 части первой статьи 92 Конституции Украины».

Сама же ч. 2 ст. 172-6 Куоап не имеет не отсылает к любой отрасли права и она не имеет конкретизированного характера, а следовательно, на наш взгляд, не является бланкетной нормой, а следовательно, и ссылки при применении ч. 2 ст. 172-6 Куоап на Закон Украины «О предотвращении коррупции» является недопустимым, так как в таком случае указанное не соответствует указанному Решению Конституционного Суда Украины.

Вместе с этим, предлагаю проанализировать вопрос качества закона в аспекте практики Европейского Суда по правам человека.

«Правовое положение может выдержать проверку его на качество, если это положение является достаточно четким в подавляющем большинстве дел, которые рассматривали национальные органы» Решения Европейского суда по правам человека по делу «Ґавенда против Польши» от 14 марта 2002 года;

    <p style="text-align: justify">«Действующие положения национального законодательства нужно формулировать так, чтобы они были достаточно доступными, четкими и предсказуемыми в практическом применении» <i>Решение Европейского суда по правам человека по делу „Броньовський против Польши” от 22 июня 2004 года;</i><i></i></p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">«Качество закона требует, чтобы он был доступен для данного лица и она также могла предвидеть последствия его применения, чтобы закон не противоречил принципу верховенства права. Это означает, что в национальном праве должно существовать средство правовой защиты от произвольного вмешательства со стороны государственных органов в права, гарантированные Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод. Опасность произвола является особенно очевидной, когда исполнительная власть осуществляет свои функции закрыты. Закон должен содержать достаточно понятные и четкие формулировки, которые давали бы гражданам должное представление относительно обстоятельств и условий, по которым государственные органы уполномочены прибегать к вмешательству в право» <i>Решение Европейского суда по правам человека по делу „Ґавенда против Польши” от 14 марта 2002 года; Решение Европейского суда по правам человека по делу „Аманн против Швейцарии” от 16 февраля 2000 года</i> «Закон, который предоставляет дискреционное право, должен определять пределы осуществления такого права, хотя подробные правила и условия должны содержаться в нормах субстантивного права. Однако предоставление законом исполнительной власти, судьи ничем не ограниченного дискреционного права, противоречило бы принципу верховенства права. Следовательно, закон должен достаточно четко определять границы любых таких полномочий, предоставленных компетентным органам, а также способ их применения, чтобы обеспечивать надлежащую защиту личности от произвольного вмешательства» <i>Решение Европейского суда по правам человека по делу „Круслена” от 24 апреля 1990 года;</i><i></i></p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify"> «Качество закона связано с достаточной четкостью установления им тех или иных обстоятельств, на основании которых действуют государственные органы» <i>Решения Европейского суда по правам человека по делу „Волохи против Украины” от 2 ноября 2006 года</i>; </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify"> «Ни одна норма не может считаться „законом”, если она не сформулирована с точностью, достаточной для того, чтобы дать возможность гражданину регулировать свое поведение: он должен быть способен - если необходимо, после соответствующей консультации - предвидеть в такой мере, насколько это является разумным при данных обстоятельствах, последствия, которые могут вытекать из его действий. Эти последствия не должны быть предсказуемы с абсолютной определенностью. В то время, как уверенность в праве является весьма желательной, она может вызывать чрезмерную жесткость, а право должно идти в ногу с обстоятельствами, которые меняются. Согласно этому большинство законов с необходимостью заключаются в терминах, которые в большей или меньшей степени являются нечеткими, а их толкование и применение являются вопросами практики» <i>Решения Европейского суда по правам человека по делу „Фельдек против Словакии” от 12 июля 2001 года;</i><i></i></p>
    <p>
            <i>
            </i>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Степень четкости закона, должно обеспечиваться в формулировках национальных законов - которая в любом случае не может предусмотреть все непредвиденные обстоятельства, - в значительной степени зависит от содержания данного документа, сферы, на которую распространяется данный закон, а также количества и статуса тех, кому закон адресован. Степень четкости, который надо обеспечивать при формулировке конституционных положений, учитывая общий характер, может быть ниже, чем в других законах» <i>Решение Европейского суда по правам человека по делу „Реквеньї против Венгрии" от 20 мая 1999 года;</i><i></i></p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify"> «Положения закона должны быть предсказуемыми и давать достаточно гарантий против произвольного применения» <i>Решения Европейского суда по правам человека по делу „Свято-Михайловская Парафия против Украины” от 14 июня 2007 года.</i><i></i></p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Таким образом, можем констатировать отсутствие «качества закона» в ч. 2 ст. 172-6 Куоап, так как указанная норма является не конкретным и не содержит бланкетных норм, а ее применение осуществляется по «привычке» понимание статьи и за толкованием в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Вместе с тем, практику привлечения соответствующего лица к административной ответственности по ч. 2 ст. 172-6 Куоап необходимо рассмотреть в аспекте соблюдения требований ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, так как Суд указывает, что отсюда следует, что преступления и соответствующие наказания должны быть четко определены законом. Это требование выполняется тогда, когда человек может знать из формулировки соответствующего положения – в случае необходимости, с помощью его толкования судами, и после получения соответствующей юридической консультации, действия или бездействие будут тянуть за собой его уголовную ответственность и какое наказание она может получить в этой связи, что было отражено в Решении Европейского суда по правам человека по делу «Дэл Рио Прада против Италии». </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Таким образом, на наш взгляд, в ч. 2 ст. 172-6 Куоап необходимо внести изменения и изложить ее в следующей редакции: «Неуведомление или несвоевременное уведомление об открытии валютного счета в учреждении банка-нерезидента или о существенных изменениях в имущественном состоянии, в способ сроки и в порядке, предусмотренном Законом Украины «О предотвращении коррупции» - влечет за собой наложение штрафа от ста до двухсот необлагаемых минимумов доходов граждан». </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Вместе с этим, достаточно интересным является вопрос субъективной стороны указанного состава административного правонарушения. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Административным правонарушением (проступком) признается противоправная, виновная (умышленная или неосторожная) действие или бездеятельность, которое посягает на общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления и за которую законом предусмотрена административная ответственность (ч. 1 ст. 9 Куоап). </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия или бездействия, предвидело его вредные последствия и желало их или сознательно допускало эти последствия (ч. 1 ст. 10 Коап). </p>
    <p style="text-align: justify">Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должна была и могла их предвидеть (ч. 1 ст. 11 Куоап). </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Таким образом Коап предусматривает только две формы вины умысел или неосторожность. </p>
    <p style="text-align: justify">Предлагаю рассмотреть практический случай. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Лицо, которое является субъектом административной ответственности по ч. 2 ст. 172-6 Куоап получив в подарок от своих родителей имущество на сумму, которая превышает 50 минимальных заработных плат, установленных на 1 января соответствующего года, в десятидневный срок с момента получения подарка не сообщила об этом Национальное агентство, однако в соответствии с Законом задекларировала такое имущество. Получив декларацию указанного субъекта, Национальному агентству стало известно, что указанный субъект получил в подарок от своих родителей имущество на сумму, которая превышает 50 минимальных заработных плат, установленных на 1 января соответствующего года, и в десятидневный срок с момента получения подарка не сообщил об этом Национальное агентство, в связи с чем на указанного субъекта был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 172-6 Куоап. Указанное лицо предоставило пояснения и указала, что не уведомила Национальное агентство про полученный подарок от своих родителей, а именно имущество на сумму, которая превышает 50 минимальных заработных плат, установленных на 1 января соответствующего года, в десятидневный срок с момента получения подарка, в связи со смертью родителей, ставке похоронами и в связи с тяжелым душевным состоянием, то есть без умысла скрыть указанную информацию от Национального агентства. В подтверждение отсутствия умысла, указанное лицо предоставило доказательства направления декларации, в которой уже было отражено указанное имущество. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Подлежит ли указанное лицо привлечению к административной ответственности по ч. 2 ст. 172-6 Куоап? </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Согласно положений ст. 1 Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия коррупции», коррупционным правонарушением является только умышленное деяние, а следовательно, за деяния, предусмотренные ст. 172-6 Куоап, совершенные по неосторожности, ответственность лица по этой статье наступить не может. </p>
    <p>
    </p>
    <p style="text-align: justify">Таким образом, мы приходим к выводу, что в указанном случае лицо не подлежит административной ответственности по ч. 2 ст. 172-6 Куоап, так как в ее действиях отсутствует умысел. </p>
    <p style="font-weight: bold">
    </p>
    <p style="font-weight: bold">
    </p>

(Via)

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.